Salonkallisto.ru

Салон красоты
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Непростой сценарий. Повороты судьбы Чулпан Хаматовой

“Сказала, что приду с милицией”: Чулпан Хаматова рассказала, как непросто взять ребенка из детского дома

Поклонники Чулпан Хаматовой восхищаются ее уникальной работоспособностью и неиссякаемой энергией. Звезда снимается в художественных фильмах и сериалах, выходит на театральные подмостки, ведет активную благотворительную деятельность в качестве учредителя фонда «Подари жизнь». А еще она растит трех дочерей.

Старшую Арину актриса родила в браке с Игорем Волковым, младшая Ия появилась на свет в отношениях Чулпан с режиссером Александром Шейном. А среднюю Асю звезда взяла из детского дома. Причем процедура удочерения оказалась очень непростой.

Как рассказала Хаматова в интервью для youtube-канала Ксении Собчак, 17 лет назад в этой области царила коррупция. Директора детских домов предпочитали отдавать детей в иностранные семьи. Потенциальные родители из-за рубежа были готовы на все, лишь бы получить разрешение на усыновление. Поэтому процветало взяточничество и беззаконие. Актриса уже оформила полный пакет документов, но девочку ей все равно не хотели отдавать.

«Вдруг у нее стало появляться огромное количество болезней каких-то. Порок сердца, там еще что-то. Я спрашивала, можно ли пригласить врача стороннего, мне отвечали, что нельзя. И однажды я просто ее навестила, у меня не было ничего с собой, и уборщица моет полы и на ухо мне говорит: «Скажи, что ты с милицией придешь, она просто взятку ждет». И я в каком-то тумане захожу кабинет и говорю, что сейчас приду с милицией, у меня документы. И в это же мгновение я получаю ребенка», – поделилась воспоминаниями Хаматова.

Кадр из видео youtube.com/Ксения Собчак

Чулпан сразу же увезла девочку в лучшую австрийскую клинику на обследование, но там не нашли у ребенка никаких патологий. А потом и немецкие врачи подтвердили, что Ася совершенно здорова. Оказалось, что директриса детского дома попросту врала актрисе, чтобы отдать ребенка иностранным усыновителям. Очевидно, в расчете на финансовое вознаграждение. К счастью, эта история закончилась благополучно. Ася знает, что живет с приемной мамой, но это не мешает ей чувствовать себя любимой и окруженной родительской заботой.

“Сказала, что приду с милицией”: Чулпан Хаматова рассказала, как непросто взять ребенка из детского дома

Поклонники Чулпан Хаматовой восхищаются ее уникальной работоспособностью и неиссякаемой энергией.

Звезда снимается в художественных фильмах и сериалах, выходит на театральные подмостки, ведет активную благотворительную деятельность в качестве учредителя фонда «Подари жизнь».

А еще она растит трех дочерей. Старшую Арину актриса родила в браке с Игорем Волковым, младшая Ия появилась на свет в отношениях Чулпан с режиссером Александром Шейном.

А среднюю Асю звезда взяла из детского дома. Причем процедура удочерения оказалась очень непростой.

Как рассказала Хаматова в интервью для youtube-канала Ксении Собчак, 17 лет назад в этой области царила коррупция.

Директора детских домов предпочитали отдавать детей в иностранные семьи. Потенциальные родители из-за рубежа были готовы на все, лишь бы получить разрешение на усыновление.

Поэтому процветало взяточничество и беззаконие. Актриса уже оформила полный пакет документов, но девочку ей все равно не хотели отдавать.

«Вдруг у нее стало появляться огромное количество болезней каких-то. Порок сердца, там еще что-то. Я спрашивала, можно ли пригласить врача стороннего, мне отвечали, что нельзя.

И однажды я просто ее навестила, у меня не было ничего с собой, и уборщица моет полы и на ухо мне говорит: «Скажи, что ты с милицией придешь, она просто взятку ждет».

И я в каком-то тумане захожу кабинет и говорю, что сейчас приду с милицией, у меня документы. И в это же мгновение я получаю ребенка», – поделилась воспоминаниями Хаматова.

Чулпан сразу же увезла девочку в лучшую австрийскую клинику на обследование, но там не нашли у ребенка никаких патологий. А потом и немецкие врачи подтвердили, что Ася совершенно здорова.

Оказалось, что директриса детского дома попросту врала актрисе, чтобы отдать ребенка иностранным усыновителям.

Очевидно, в расчете на финансовое вознаграждение. К счастью, эта история закончилась благополучно.

Ася знает, что живет с приемной мамой, но это не мешает ей чувствовать себя любимой и окруженной родительской заботой.

Напомним, что после ухода художественного руководителя театра «Современник» Галины Волчек ее должность прочили Хаматовой. Но актриса отказалась.

«Для меня это голгофа, большая ответственность, на которую нет ресурсов. Меня спрашивали. Но я испугалась всего.

Понимаю, что не способна руководить театром. Надо было делать выбор: фонд «Подари жизнь» или театр.

Оба направления – это несовместимые вещи. Я актриса. А какой я менеджер в театре – никто не знает», – озвучила свою точку зрения Чулпан.

Рецензия: «Двое на качелях» с Чулпан Хаматовой и Кириллом Сафроновым

Три месяца после премьеры «старый новый» маленький шедевр Галины Волчек собирает аншлаг в «Современнике» каждый раз.

К пьесе «Двое на качелях» Уильяма Гибсона тридцатилетняя Галина Волчек впервые обратилась во времена оттепели, в 62-м году прошлого века. Тот спектакль стал легендой, просуществовав на сцене «Современника» почти 30 лет и сменив не один состав исполнителей. С него началась слава Галины Волчек как театрального режиссера.

На вопрос, почему вдруг сегодня она опять решила к нему вернуться, режиссер и художественный руководитель театра ответила так: «Надоели эти бесконечные «стрелялки». Очень редко приходится видеть настоящую глубокую историю про взаимные чувства. Глубина человеческих отношений куда-то исчезла совсем. На сцене тоже. Мне захотелось ее вернуть, хотя раньше я никогда не возвращалась к тому, что ставила. Кроме того, мне захотелось отдать дань молодому «Современнику». Сегодняшние молодые не видели того, с чего мы начинали, не чувствовали этого. Это не значит, что я повторяю тот спектакль, честно говоря, я его плохо помню». Но, видимо, есть немало зрителей, кто помнит тот спектакль и им будет с чем сравнить.

Читать еще:  На бровях: звезды, которые перемудрили с бровями

В новой постановке режиссер намеренно отказалась от всяческих новомодных штучек. Этот тот самый классический театр, который был визитной карточкой «Современника» со дня его основания: прекрасная драматургия, великолепная игра артистов, тексты, в которые вслушиваешься, боясь пропустить хоть одно слово, не уловить хоть одну интонацию.

Мы все соскучились по любви, ее словно вымели из нашей жизни, а здесь — вот она, на сцене, где двое пытаются удержаться на качелях той самой настоящей, единственной любви, которая дается раз в жизни, да и то далеко не всем . И как же глубоко чувствует это героиня Чулпан Хаматовой, Гитель! И как и верит и не верит в нее герой Кирилла Сафонова, Джерри. И как же все зрители сопереживают им обоим…То тут, то там в зале раздаются то ли вскрики, то ли всхлипы, словно зрители по очереди стараются подсказать этому растерявшемуся синеглазому красавцу : «Очнись! Не упусти свое счастье»…

Но Джерри живет по законам, предписанным ему драматургом, и все мечется между счастьем и несчастьем своего прошлого брака и подарком судьбы в лице Гитель, доверчивой чудачки, живущей сердцем. Впрочем, именно так, как это и ей прописано автором. Почти три часа на сцене Она, «как незаконная комета среди расчисленных светил», и Он — из тех самых «расчисленных светил».

Успешный адвокат оставил свою обеспеченную влиятельным тестем жизнь в провинции и приехал в Нью-Йорк, чтобы самому себе и всему миру доказать свою самость – и растерялся и потерялся среди огней «большого яблока». Она – танцовщица, циркачка и еще много-много кто «заработка ради», легкая пташка в летящих кудряшках, для которой Нью-Йорк — продолжение собственной сути. Они случайно-неслучайно встретились, чтобы познать себя, прикоснутся душой к душе – и расстаться.

«Он, наконец, явился в дом, где она сто лет мечтала о нем, куда он сам сто лет спешил – ведь она так решила, и он решил» — пел в те самые годы оттепели Булат Окуджава. Почему же они расстались? «Я клянусь, что это любовь была, посмотри — ведь это ее дела. Но знаешь, хоть Бога к себе призови, разве можно понять что-нибудь в любви». Но снова и снова драматурги и режиссеры, актеры и зрители пытаются хоть что-то понять в Любви.

Потому и шел три десятилетия этот спектакль на сцене «Современника», да и новая версия будет идти если не десятилетия, то годы и годы. И, может, на смену Чулпан Хаматовой, на которой эта роль, по мнению режиссера, «сидит как влитая», придет другая . Но пока трудно кого-то представить на ее месте: « Я вообще стараюсь играть роли, которых у меня не было никогда. Это прекрасная пьеса. И она прекрасна именно тем, чего нет в сегодняшнем дне» — уверяет актриса. А синеглазого красавца Кирилла Сафонова, которого зрители больше знают по сериалам, заменит кто-то другой, может даже из труппы театра. « Почему на роль Джерри я пригласила артиста даже не из другого театра, а из другого мира? Да просто потому, что Кирилл и Чулпан – пара!» — объясняет свой выбор режиссер. И впрямь, между ними на сцене происходит та самая «химия» , без которой не бывает любви. И каким же счастливым, наверное, чувствует себя Кирилл Сафонов, когда зал, затаив дыхание, вслушивается в произносимые им едва ли не шепотом слова.

Зачем же все-таки Галина Волчек взялась опять за эту пьесу? «Я хочу доказать, что можно обойтись без пародий, без видео, без спецэффектов. Вернуться к изначальному театру. Понять, ради чего все мы пришли в эту трудную профессию. Лично я была верна такому театру всю жизнь».

Три истории любви, три дочери: личное счастье Чулпан Хаматовой

Чулпан Хаматова — известная талантливая российская актриса театра и кино. К числу наиболее выдающихся киноработ Чулпан относятся такие картины, как «Гуд бай, Ленин!», «Страна глухих», «Нуреев. Белый ворон», «Лунный папа» и «Синдром Петрушки».

A post shared by Чулпан Хаматова (@chulpanofficial) on Mar 30, 2020 at 10:32am PDT

Бесспорно, актриса очень одаренная и артистичная. Мало того, Чулпан настолько реалистично отыгрывает своих киноперсонажей, что создается впечатление, будто она действительно проживает роль. Искренностью, харизмой и невероятной добротой артистка сумела завоевать преданность и уважение тысячи зрителей.

A post shared by Чулпан Хаматова (@chulpanofficial) on Jul 9, 2019 at 12:40pm PDT

Чулпан Хаматова не любить рассказывать подробности о личной жизни прессе и чужим людям, бережно охраняя своих родных. Однако актриса с радостью и гордостью делится новостями о съемках и работе личного благотворительного фонда. Уже несколько лет ее фонд «Подари жизнь» собирает средства для деток, у которых серьезные проблемы со здоровьем.

A post shared by Чулпан Хаматова (@chulpanofficial) on May 27, 2019 at 12:57pm PDT

Известно, что у самой артистки есть трое очаровательных дочерей: Ия, Ася и Арина. Все наследницы родились на свет от разных мужчин. Чулпан считает, что дети — ее самое больше достижение и ценность в жизни.

Первый брак и рождение старшей дочери

Старшую дочь Арину актриса родила от первого мужа Ивана Волкова. Чулпан и Ваня учились на одном курсе. Сначала молодые люди просто общались, а вскоре поняли, что между ними взаимные чувства. Однако с началом совместной жизни страсть потихоньку начала угасать.

Читать еще:  Секреты красотки: как Джулии Робертс удается в 50 выглядеть на 40

A post shared by Чулпан Хаматова (@chulpanofficial) on Jul 29, 2019 at 3:53am PDT

Рутина поглотила семейную жизнь актрисы, и даже рождение долгожданного ребенка не смогло спасти брак. Однако после развода артистка осталась в прекрасных отношениях с Иваном, они вместе воспитывали дочь и до сих пор дружат.

Вторая любовь

Вскоре после расставания с первым мужем Чулпан познакомилась с танцором Алексеем Дубининым. Они встретились во время гастролей в Германии. Между творческими личностями быстро вспыхнули чувства, и начался роман, полный страсти и эмоций.

A post shared by Чулпан Хаматова (@chulpanofficial) on Jun 17, 2019 at 10:05am PDT

К сожалению, пара так официально и не оформила свои отношения, так как мужчина был женат. Несмотря на чувства к актрисе, от жены Алексей уходить не планировал. За 4 года отношений с танцором родилась вторая дочь Чулпан — Ася.

Третий любимый мужчина

Третьим избранником талантливой актрисы стал продюсер Александр Шейн. Многолетняя дружба переросла в отношения, а вскоре и в семью. В этом браке Чулпан родила свою младшую дочку, которую назвала Ией. К сожалению, брак с продюсером продержался только 5 лет.

A post shared by Чулпан Хаматова (@chulpanofficial) on Mar 26, 2020 at 10:52am PDT

Сейчас актриса свободна, однако полностью отдана материнству. Чулпан воспитывает своих красавиц-наследниц, снимается в кино и развивает благотворительный фонд.

Автор статьи
Мария Покрытюк

Мария обожает экстремальные приключения и путешествия. Она покорила 5 горных вершин и не собирается на этом останавливаться. Девушка без ума от научно-популярной литературы и книг Ремарка. А еще жизнь Маши тесно переплетена с искусством: она рисует масляными красками, занимается скульптурой и живописью, а также интересуется дизайном и модой. Если ты любишь читать о мире красоты, стиле и Инстаграм-новинках — тебе к ней.

Субботние чтения. Чулпан Хаматова: «Кажется, что мы идём каким-то неверным путём»

Кто из нас всерьёз задумывается о том, что, например, наша жизнь, возможно стала бы гораздо более гармоничной и наполненной, если бы вместо развития бездушных технологий, попытались установить более тесные отношения с окружающей нас природой. Но оказывается, есть среди нас люди, которые напряжённо думают об этом. Чулпан Хаматова дала большое интервью изданию «Buro24/7», в котором поделилась своими соображениями по поводу феминизма, патриотизма и господства технологий. А также рассказала о проблемах, связанных с работой благотворительных фондов и о стоимости лечения онкологических заболеваний.

СамолётЪ предлагает краткое изложение этой содержательной беседы.

О войне и сострадании

Сегодня, раж военно-патриотической истерии вокруг войны вообще и Дня Победы в Великой Отечественной войне, в частности, достиг такого накала, что на праздничной Красной площади уже не остаётся места последним, оставшимся в живых ветеранам — о них в раже безудержных празднований позабыли, как о чеховском Фирсе, запертом в старом доме. В такой гнетущей атмосфере нужно иметь большую смелость и большую моральную убеждённость чтобы сказать:

«Я, например, ненавижу Великую Отечественную войну, я не могу ей гордиться. Для меня это боль, кровь и страдание не только русского народа, но и немецкого, солдат и мирного населения других стран. Я в принципе ненавижу войны и ни одну из них никогда не поддержу. А если она всё-таки случится, то мне будет жалко все стороны конфликта.

В „Современнике“ Кирилл Серебренников ставил спектакль „Голая пионерка“. Сегодня его и представить невозможно, потому что он абсолютно пацифистский, внятно артикулированный спектакль про то, что жалко всех».

О патриотизме

Для Хаматовой патриотизм — отнюдь не синоним обиды на весь свет, соглашательства с молчаливым большинством, как всегда поддерживающим «политику партии и правительства»:

«Я дважды жила вне Родины и просто подыхала. Я настоящий патриот. Я люблю свою Родину и хочу, чтобы всем было хорошо, чтобы в ней не умирали дети, чтобы невинные люди не сидели в тюрьмах. Пройдёт много времени, прежде чем наши люди поймут, что они ответственны за свою жизнь сами. Рабское сознание, которое нам так долго насаждала советская власть, — это такой посттравматический синдром, который нужно вылечить и забыть».

О феминизме

Позиция Хаматовой в новую эпоху «позитивного» экстремизма #MeToo успокаивает отсутствием ложной гендерной солидарности и, напротив, присутствием настоящей женской мудрости:

«Конечно, у женщин должны быть такие же права, как и у мужчин. Но я буду отстаивать и права гомосексуальных людей, права детей, права китов, права тигров. Мы все имеем права. Западное общество очень многое знает про права, а мы, восточное общество, много знаем об обязанностях. Как совместить две полярные сущности, которые есть в каждом человеке и в каждом обществе? Этот вопрос стоит перед сегодняшним миром».

О гегемонии технологий и ее последствиях

А вот то, о чём я сам часто думаю, наблюдая за беспрерывной и всемирной гонкой технологий, порождающей всё больше машин и гаджетов — умелых, быстрых, но мёртвых и бездушных, которые не делают нас счастливее. А только отвлекают и разобщают. И, глядя в пристальные, грустные глаза своей собаки Моти, я готов повторить вслед за Чулпан:

«Я до сих пор не могу понять, как можно было придумать интернет, но не придумать переводчик для животных. Почему я до сих пор не могу поговорить со своей собакой? Дети говорят, что я полная идиотка, но меня вполне серьёзно это расстраивает. Кажется, что мы идём каким-то неверным путём. Вместо того, чтобы на самом деле понять тех, кто живет рядом с нами, мы всю планету разворачиваем в сторону человеческого комфорта. Абсолютное главенство технологий — это эволюционный тупик, в который рано или поздно человечество упрётся, если не опомнится. А ещё мы так и не научились разговаривать друг с другом. Не научились слышать друг друга и принимать такими, какие есть».

Читать еще:  Два предательства и долгожданное счастье Елены Лядовой

О критике благотворительных фондов

«Когда мы только начали помогать детям (фонд «Подари жизнь», основанный Чулпан Хаматовой и Диной Корзун в 2006 году, помогает детям с онкологическими, гематологическими и другими тяжёлыми заболеваниями — прим. ред.), мы получали обвинения в одном, в другом, в третьем, в пятом, в десятом. Я и так человек, который делает много неправильного в жизни. У меня и так много отклонений от нормы, зачем мне приписывать ещё что-то? Вот как бы я поступила, если бы узнала, что кто-то помогает другим? Допустим, у меня есть ненормальный знакомый, который занимается бездомными животными. И я бы подумала: «Господи, ну хоть кто-то снял с меня эту ответственность! Я буду отправлять ему 10 рублей в месяц и буду счастлива, зная, что на моей совести не висит эта ответственность. Или вот есть фонд „Старость в радость“: я счастлива, что такие в хорошем смысле сумасшедшие люди помогают пожилым. Мне никогда и в голову не придёт спросить у них: „Почему вы занимаетесь этим?“ Потому что помощь другим — это очень сложная работа. Никакой это не пиар, никаких бонусов она не приносит.

А ещё меня расстраивало, что критики обижали людей, с которыми я работаю, а они вообще ни в чём не виноваты. Они пришли с внутренней миссией, ведь ни один нормальный человек по лекалам современного общества не вписывается в благотворительную систему. Он должен мыслить по-другому, он должен быть другим человеком. В благотворительность приходят чудики, которые знают, что они будут работать 26 часов в сутки за три копейки, но при этом будут абсолютно счастливы. Эта миссия делает их счастливыми.

Я расстраивалась, что есть дураки, мешающие большому делу. Оно стоит на хрупких ногах и в любой момент может рухнуть благодаря этим идиотам. Они, не зная предмета, берут и ставят свою оценку».

Об онкологии и затратах на её лечение

«Из-за того, что мы были первыми, у многих появилось ощущение, что фонд „Подари жизнь“ большой, мощный и самостоятельный. Я часто слышала что-то такое: „Мы вашему фонду помогать не хотим, потому что у вас и так всё в порядке. Мы выберем маленькие фонды“. И тогда я поняла, что мы создали какой-то перекос в сознании, потому что лечение онкологических заболеваний обходится дороже всех остальных. Нет ни одной другой болезни в мире, лечение которой требовало бы такого количества денег. Рак требует передовых технологий, лучших врачей, лучших лекарств. Нужно создать целую систему, в которой врачи из провинции могли бы лечить детей правильно, для того чтобы их не нужно было со всей страны везти в Москву. А сейчас привозят, и часто рак у этих детей уже в терминальной стадии, так что мы мало чем можем помочь.

Наверное, мы большие, но мы такие же беззащитные, как и любой маленький фонд. Мы всё время бегаем с высунутым языком и придумываем, что бы нам сделать, как бы собрать больше денег и как помочь большему количеству детей. У нас ещё не было ни одного дня, когда мы могли бы расслабиться и сказать: „Фух, наконец-то у нас есть достаточный денежный запас, который мы будем года три раздавать“. Мы понимаем, что идём в минус, поэтому нам нужно наращивать обороты. А сейчас ещё появились фантастические лекарства, которые не поражают организм. С их помощью можно вылечить ребёнка без последствий для его здоровья, но они стоят так дорого, что из 10 детей мы сможем купить их только двум. А хочется, конечно, помочь всем. Наша миссия такая: в России не должно быть ни одного ребёнка, который не получит помощи только потому, что у его родителей нет на это денег. Но сегодня мы всё равно вынуждены отказывать, потому что у нас не хватает денег. Так быть не должно».

О деле Кирилла Серебренникова

«Сначала мне казалось, что силовики, которые пытаются добиться чего-то от творческой интеллигенции, сумасшедшие. Они не объясняют, чего они хотят от нас, от Кирилла. Они говорят, что он вор, но всем понятно, что это не так. А что они хотят сказать этим? Что он вор? Ну это смешно. Дальше что? Какой месседж они посылают нам? Чтобы мы испугались и уехали из страны? Чего они хотят от нас? Ну пусть шепнут: „Валите“. Если они хотят, чтобы мы перестали высказываться, то пусть прямо скажут это. Пусть хоть что-то проартикулируют!

Кирилл должен быть на свободе. Время всё расставит на свои места, в этом я даже не сомневаюсь. Нет смысла реабилитировать Кирилла перед людьми, которые не знают его или его творчество. Нет смысла, пока они не начнут смотреть другое телевидение, слушать другое радио, жить другими категориями».

Подготовил Сергей Михайлов
СамолётЪ

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector